00:22 

Барраяр. Время перемен

Beroald
J'aime qui m'aime, autrement non ©
Это была великолепная игра. Увлекательная без угара. Продуманная, вмеру жесткая, но очень честная по исходному раскладу. Все, кто всерьез хотел, мог влиять так или иначе на судьбы Барраяра, и это на мой взгляд самое главное. То, что концовка кажется неоднозначной, исходит из всего вышесказанного. Если удается в игре создать настоящий, а не суррогатный мир, в нем по итогам не будет все слишком ясно. Бойтесь однозначных концовок и тех, кто на них настаивает.


О персонаже

Мне повезло на этой игре сыграть счастливого человека. У Анны Формонкриф были убеждения и привязанности, которые не противоречили друг другу. Она разделяла политические убеждения своего мужа, графа Формонкрифа, о том, что Барраяр уже достиг всего, что было необходимо, в военной сфере – сильного государства, имеющего выход в космос – и теперь его целью должно было стать мирное развитие во имя благополучия подданных. Она поддерживала желание сына служить в космофлоте. Она была убежденной сторонницей монархии и временами делала скромный вклад в безопасность императорской семьи по заданию своего близкого друга, капитана Негри. Она искренне была озабочена трагическим браком племянницы, выданной за крон-принца.

Ей ни разу не пришлось лукавить перед близкими людьми о своем мнении относительно происходящего. Ей ни разу не пришлось в них разочароваться. Оне не узнала душевных мук, которые пришлось пережить ее подруге Пауле Форхалас, говорившей прерывающимся голосом по комму «Анна, они забаррикадировались в особняке Джеса на Графской 4. Там мой брат Ивон...».

Близкие люди Анны были близки ей и по взглядам. Андре (на самом деле Раймонд) Формонкриф был для Анны прекрасной парой и партнером в политической борьбе, с которым они понимали друг друга с полуслова. Клод Негри был рыцарем и соратником в борьбе другого рода – не с идейными противниками, а с теми опасностями, которые всегда роятся у трона. Так случилось, что самой серьезной опасностью стали гены Катерины Форбарра, в чьей свите Анна начала службу при дворе. Ей удалось помешать императрице Катерине выпрыгнуть из окна вместе с маленьким Сергом, и вызвать СБ – но вот уберечь от этого наследия брак своей племянницы Карин Анна была не в силах. Она знала, что выкидыш Карин был следствием агрессии мужа, и начиная с того момента не верила по-хорошему в возможность примирения между супругами.

Так сложилось, что в итоге мне удалось поиграть в политику и в службу монархии несколько больше, чем в личные отношения, но это то, о чем я просила изначально.

Несколько встреч с Негри были прекрасны в своей недосказанности – именно так мог выглядеть этот союз, проникновенный и не бросавший тень ни на капитана, ни на честь фор-леди. Максимум вольности – сжатые руки, быстрый обмен взглядами. На балу Форпатрилов Анне передали плоскую коробку от Негри, она была уверена, что это какой-нибудь новый шифрованный комм, но оказалось – браслет с сапфирами. Анна носила его на руке весь оставшийся вечер.

Муж и сын были с ней галантны (Борис, хризантемы были божественны!) и были лучшей возможной командой для игры в политику, всегда построенной на уважении к союзникам. Единственное, жаль, что на игре я не узнала, что тот, чей прах принесли из цетагандийского бункера – и был Андре, товарищ детских игр. Но когда Анна узнает, это ничего для нее по большому счету не изменит: поцелуи украдкой остались в детстве, а в ее настоящем – брак с тем, кто стал премьер-министром Барраяра.


О Дне Трех Императоров

Все произошло так, как произошло. Я пишу так подробно, потому что об этих событиях ходит много версий, но пока ни одна не описывает их глазами тех, кто ждал в штаб-квартире имперской Службы Безопасности.

Предпоследний совет графов, на котором поддержали вотум недоверия Эзару (к счастью, без голосов моего сына и Форталы), был самым страшным моментом игры – по лицам Форласара и некоторых других было ясно, что если сейчас Серг отдаст приказ стрелять в его врагов, они этот приказ выполнят. Пока заканчивался совет, Анна писала Карин с просьбой временно покинуть планету на джексонианском корабле. К счастью, Карин не послушала. Те несколько часов, что мы с дамами провели в СБ, пытаясь охранять Карин и Грегора, были гораздо менее тяжелыми – там все было четко и ясно, кроме того, что среди людей Негри делает Пьер Форратьер, которого Паула Форхалас ночью видела вербующим сторонников для переворота Серга. Паула тут же сообщила об этом Эзару и Кэмерону, но пока они были заняты более неотложными делами, Пьер оставался среди офицеров, охранявших СБ. Теперь уже не только по личным причинам Анна жалела об отъезде Негри.

Мы ждали штурма. Пришел Чарльз Форгаллахер, ему дали досье на Серга с просьбой опубликовать в Таймс. Чарльз не хотел принимать такое решение без редактора, и Анна немножко пыталась на него давить. Совсем немножко... В итоге редактор дал добро, или Чарльз сам решился – не знаю, и досье было опубликовано.

Потом было низложение Серга Советом Графов (где-то там, за кадром), тревога из-за брошенной гранаты, солтоксиновые маски, и Пьер Форратьер, положивший из парализатора половину СБ. Мы приняли это за штурм, Друшикко стала отстреливаться через дверь, я стояла за ее спиной с крохотным однозарядным парализатором. Результат в ноль целых, ноль десятых на соревновании по стрельбе среди фор-леди вырисовывался в моей памяти во весь рост. Нас спасло вмешательство Кеннета Форберга – того самого, что потом вывез из столицы Серга. На этом чудеса не закончились – был еще едва не пристреленный регент Форкосиган, очередь за синергином, дверь, завешенная покрывалом, чтобы стрелять по входящим без спроса, вот это все.

И наконец, прерывающийся голос Паулы в комме «Анна, они забарикадировались...».

На штурм отправилась почти вся СБ, в штаб-квартире с маленьким теперь уже императором Грегором оставались двое офицеров на входе (один сторожил задержанных), мой сын Борис и четыре дамы, включая Карин. Принцесса Соня была с нами, когда узнала, что сын серьезно ранен в перестрелке. На каком-то этапе мы решили в целях конспирации разделиться и перейти в особняк Формонкрифов. Я несла Грегора завернутым в свое пальто, как сверток. Позже присоединились Карин и Паула, и мы стали пить чай. Там нас и нашел Эзар Форбарра, пришедший сообщить Карин, чем закончился штурм.

Теперь, если Анну будут спрашивать, что она делала в этот день, она может, обмахиваясь веером, элегантно обронить «пила чай с принцессой».

Выглядело это примерно вот так



Возражения

... у меня вызывает попытка пост-фактум отрицать серьезность и искренность идеологических разногласий между либералами и милитаристами (с консерваторами у нас серьезных разногласий не случилось, и славно). Еще больший фейспалм вызывают попытки наложить на Барраяр клише из современной политики с идеологическими бирками вроде «информационной войны» . Я играла в Барряр из книг Буджолд. Если кто-то играл в свой Барраяр со скрепами и «комарранаша» – это ваш личный хедканон, но никто не обязан соответствовать.


Благодарности

Мастерам, сделавшим мир Барраяра еще более объемным и менее заточенным под отдельных харизматичных игроков, чем на прошлой игре. Эта игра была про командную работу, и практически у каждой команды было, что предложить Барраяру.

Игротехникам, особенно Марэ и Аэсонне в баре Элизиум и Кендеру и Охзару в клубе Диоген. Отдельное спасибо за модель политики, она богична.

Капитану Негри (Адора). Спасибо за доверие, рыцарское отношение и за тот самый браслет)

Семье – моим мужу и сыну (Паркс и Лорион), вытерпевшим очень инициативную Анну (инициативность была моей нерушимой характеристикой). Дорогой, особенное спасибо за то, что не сломался даже увидев наряд для второго бала. Карин, настоящей принцессе, и невестке Ольге, ветреной но милой и дружелюбной.

Моей подруге Пауле. Надеюсь, тебе с нами не было скучно.

Дамам из Вышивального клуба и свиты Карин.

Ангелам имперской безопасности – Фридриху Форпатрилу и Полю Форвье. С вами было очень спокойно.

И всем, кто читал и полемизировал с Анной в блогах. До новых встреч.

@темы: ролевое, нам разны дороги твоя святая а мне растить мой рис и чай

URL
Комментарии
2017-05-11 в 00:35 

Isidora Stramm
Сама доброта, справедливость и толерантность
Наконец-то кто-то описал внятно, как все было. Спасибо!
Донелла Ф.

2017-05-11 в 06:37 

toma-km
Автор курил гробы (с)
Beroald,
еще раз повторю: вы невероятно красивы! )
Очень рада, что игра удалась))

2017-05-11 в 23:08 

Luis Alvaro
Нейсмит - это маленькая дрянь с мозгом, укрощать бессмысленно, пороть поздно (с)
А по возражениям, это примерно так же как.. . простите какая либеральная партия в канонном Барраяре?) Не смешите мои тапочки... так что не все было канонным.

2017-05-12 в 00:01 

Beroald
J'aime qui m'aime, autrement non ©
Luis Alvaro, Она не называлась либеральной, но прогрессисты там были. Канонный Эйрел держал центристский курс между консерваторами и прогрессистами.

URL
2017-05-13 в 20:03 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Спасибо за игру, вы кстати были одной (из всего двух) барраярских дам с которыми Франческе было не просто приятно, а именно интересно общаться...

2017-05-14 в 10:46 

Beroald
J'aime qui m'aime, autrement non ©
Isidora Stramm, спасибо! Кстати, образ Донеллы надолго останется в памяти)

Эридэль, Взаимно. Франческа меня поражала своей эффективностью в вопросах сбора влияния. Как вам удавалось?

URL
2017-05-14 в 11:19 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Beroald, у меня был хороший учитель... (и комаррские мозги)

2017-05-14 в 12:01 

Isidora Stramm
Сама доброта, справедливость и толерантность
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Beroald

главная